на правах рекламы
23:52
-5 $ 63.58 -0.14
70.39 -0.37

Денисенко Vs облизбирком: решающая битва   [LIVE]  

от 10.08.15 в 13:56 версия для печати
Денисенко Vs облизбирком: решающая битва   [LIVE]  

В Омском областном суде выступает депутат из Крутинки Нина Лушова, от показаний которой напрямую зависят губернаторские выборы-2015.

В эти минуты в Омском областном суде проходит ключевое заседание по делу «Олег Денисенко против избиркома», в рамках которого представитель КПРФ пытается оспорить незаконный, по его мнению, отказ от регистрации в качестве кандидата в губернаторы. В режиме видеоконференцсвязи суд намерен опросить депутата Совета Крутинского района Нину Лушову, от показаний которой напрямую зависит судьба выборов.

Олег Денисенко

Нина Лушова

Виктор Назаров

Напомним, что Лушова, состоящая в компартии уже 42 года, неожиданно подписала лист поддержки врио губернатора Виктора Назарова, а спустя несколько дней, не сообщив об этом никому, отдала свой голос за кандидата Денисенко. В итоге у представителя КПРФ появилась так называемая «двойная» подпись, из-за которой его могут снять с выборов. Поняв, что она подставила кандидата от родной партии, 30 июля Лушова написала заявление в областной избирком, где указала, что отказывается от подписи в пользу Назарова, за которого отдала свой голос под давлением.

В настоящее время депутат Лушова находится на отдыхе в Крыму, поэтому показания суду дает в режиме видеоконференцсвязи. РИА «Омск-Информ» ведет прямую трансляцию. 

[13.58] Судья пришла. Ждем соединения с Крымом.

[13.59] Вывели в эфир картинку суда. Лушовой пока не видно. Технические моменты. 

[14.00] Приглашают Лушову.

[14.01] Лушова садится перед камерой в сопровождении не известного пока мужчины. Представляется.

[14.03] Вопрос судьи: «Работаете?». Ответ: «Я на пенсии». Снова вопрос: «В связи с чем находитесь в Крыму?». Ответ: «Нахожусь на отдыхе здесь».
 
[14.05] Судья зачитывает ей права и обязанности. Таинственным мужчиной оказался представитель заявителя Степанов Георгий Борисович. Начался опрос.
 
[14.06] Судья: «Было ли вам известно, что вы можете подписаться только один раз?» Лушова: «Да, мне было известно». «Кто вас поредупреждал?». Лушова: «Поздняков» (руководитель крутинского отделения КПРФ).
 
[14.07] «За кого вы намерены были отдать голос?». Лушова: «Только за Денисенко, другого не было».
 
[14.08] «При каких обстоятельствах подписались за Назарова?». Лушова: «Первый раз был лист поддержки Назарова, я сразу говорю, что подписывать не буду, это был лист поддержки, поэтому думала, что не несу ответственности, я подписала».
 
[14.10] Лушова: «Второй раз нужно было нотариально зарегистрировать подпись, я не соглашалась. Я не поддерживаю «Единую Россию», я не хотела отдавать свою подпись за Назарова, но были требования настойчивые такие, постоянно приезжали ко мне домой, на дачу».
 
Судья: «Кто приезжал?»
 
Лушова: «Афанасьев (председатель Совета Крутинского района). Я не хотела подписывать, но мне сказали, что если все депутаты не поставят свою подпись за Назарова, то возникнут проблемы с финансированием. Это меня сломило. Как я буду своим избирателям смотреть в глаза?».
 
 
[14.12] Судья: «Когда это было?»
 
Лушова: «Я число не помню, в 20-х числах июня».
 
[14.14] Судья: «Когда подписывались в поддержку Назарова, вы высказывали намерение, за кого?»
 
Лушова: «Мне когда в первый раз принесли, понимая, что ничего такого не делаю плохого своей партии, я сказала, что оставляю подпись, но голосовать я буду только за своего кандидата».
 
Судья: «Как могло получиться, что, будучи уверенной, что будете голосовать за Денисенко, вы поставили подпись за Назарова?»
 
Лушова: «Эти требования, я могу оказаться крайней в том, что району будет отказано в финансировании, а я оставалась одна.... это позволило мне сделать».
 
[14.16] Судья: «Вас же не били? В чем принуждение?»
 
Лушова: «Тяжело было выдерживать этот натиск, достали уже, требования, угрозами  в отказе финансирования, я что, враг крутинскому народу?»
 
Судья: «Почему не сообщили сразу партийцам?»
 
Лушова: «Я была в таком состоянии, не понимала, что проиходит вообще. Под таким натиском трудно было».
 
 
[14.19] Судья: «Афанасьев ваш друг?»
 
Лушова: «У нас просто деловые отношения. Разговоры у нас велись только на депутатские темы, когда что-то не получалось с избирателями, я шла к нему. О бедах не говорила, у меня никаких бед нет».
 
Судья: «А с вашим братом он дружен?»
 
Лушова: «Я ни разу не видела этого, я знаю, что брат занял у него денег на покупку новой машины, может, в знак благодарности оказывает помощь».
 
Судья: «Праздники, дни рождения отмечаете вместе?»
 
Лушова: «Я узнала, что дальние родственники по линии сестры его жены с Афанасьевым».
 
[14.24] Судья: «Когда вы сообщили партии про подпись за Назарова?»
 
Лушова: «Я поняла, что сломалась под этим натиском, я сказала об этом. Было стыдно, конечно, что я не устояла, я побоялась, что все время с протянутой рукой, все время просим, вдруг бы оказалось, что я виновата».
 
 
Судья: «Какие были ваши дальнейшие действия?»
 
Лушова: «Василий Петрович приехал в субботу, мы поехали в Екатерининское поселение, и там я поставила свою подпись».
 
Судья: «Были потом угрозы?»
 
Лушова: «Я уже не понимала, что делаю».
 
Судья: «Вы обращались в избирком с заявлением?»
 
Лушова: «Когда я узнала, что у Денисенко проблемы, не могла я не поставить, я коммунист, 42 года партийного стажа, как я могла не поддержать?»
 
[14.28] Судья: «Кому передали заявление?»
 
Лушова: «29-го числа мне позвонили из штаба Олега Ивановича, что такая ситуация, я поняла, что совершила не очень хороший поступок, договорились о встрече. Была готова написать заявление в избирком. В отношении Денисенко меня никто не принуждал, потому что я поняла: совершила плохой поступок».
 
Судья: «А кому передали заявление?»
 
Лушова: «Передала юристу Дмитриеву, 30-го числа утром. Домой они приехали, договорились 29-го числа заранее».
 
 
[14.32] Судья: «Как вам повезло получить от администрации путевку?»
 
Лушова: «29-го числа ко мне на дачу приехал Афанасьев, сказал, что есть путевка, хотим, чтобы вы съездили и поправили свое здоровье. Я отказывалась, не соглашалась, потому что должны были привезти из Омска внука. Он сказал, что могу ехать вместе с внуком».
 
Судья: «Куда оплачивали?»
 
Лушова: «Я не знаю, кто оплачивал».
 
Судья: «Вы спрашивали, кто предоставил?»
 
Лушова: «Я из разговора поняла, что администрация Крутинского района».
 
Судья: «Часто выделяют такие путевки?»
 
Лушова: «Для меня это было удивительно. В Омск я должна была попасть с Киселевым (глава Крутинского района), который за мной заехал 30-го числа утром».
 
Судья: «Почему такая трогательная забота?»
 
Лушова: «Я предполагаю, чтобы я ничего не смогла поправить, меня решили отправить подальше. В итоге приехал юрист Олега Ивановича, я написала заявление и попутно с ним поехала. Мне утром позвонил Василий Петрович (Афанасьев), я сказала: «Извинитесь перед Василием Николаевичем (Киселевым), я попала в Омск другим путем. Позвонил утром. Не хотелось встречаться, отвечать на вопросы, может быть, будет обработка, не хотелось встречаться».
 
[14.40] Судья: «Скажите суду, подпись за Назарова вы дали добровольно?»
 
Лушова: «Никогда добровольно я бы подпись не дала».
 
Судья: «Подпись за Денисенко?»
 
Лушова: «За Денисенко добровольно, без принуждения».
 
[14.43] Вопрос задает адвокат Денисенко Олег Титов: «От правительства Омской области, губернатора зависит финансирование Крутинского района?»
 
Лушова: «Конечно, зависит».
 
Титов: «Когда писали за Назарова, тоже так считали?»
 
Лушова: «Если мне говорят, что если я не подпишу, все депутаты, то возникнут проблемы с финансированием, конечно...»
 
 
[14.46] Адвокат врио губернатора Назарова Михаил Романовский: «У вас большой партийный стаж?»
 
Лушова: «Большой».
 
Романовский: «Вы дорожите членством в КПРФ?»
 
Лушова: «Я прошла самые тяжелые годы, когда запретили, многие испугались, сдали свои партбилеты, а я осталась, выстояла. Конечно, дорожу. Я считаю себя принципиальным коммунистом. Для нашего главы неудобный депутат я».
 
Романовский: «Вы поняли, что совершили партпроступок?»
 
Лушова: «Когда возникла эта ситуация, когда я узнала, что у Олега Ивановича возникли проблемы. Об этом узнала 29-го числа».
 
Романовский: «Вы только что сказали, что знали, что  нельзя ставить подписи в поддержку двух кандидатов. В этот момент вы не понимали?»
 
Лушова: «Под таким давлением, с такими аргументами».
 
Романовский: «С момента проставления подписи за Назарова понимали, что совершили партийный проступок?»
 
Лушова: «Меня настолько достали этим всем, что я ничего не понимала».
 
Романовский: «29 июля вы все понимали хорошо?»
 
Лушова: «Я поняла, да».
 
 
[14.51] Романовский: «Каким образом вы, принципипальный коммунист, который понимает, что совершил проступок, принимает такой дорогостоящий подарок? Это соответствует облику принципиального коммуниста?»
 
Лушова: «Во-первых, со мной по этому поводу никто не торговался, предложили – предложили, меня очень долго уговаривали. Когда разрешили поехать с внуком, я что не имею права и не заслужила? Перед выездом я позвонила Василию Петровичу (Афанасьеву) и спросила: моя поездка связана с подписью? Мне ответили не сразу, он перезвонил, сказал, езжайте, отдыхайте, с подписями это не связано».
 
[14.54] Романовский: «Высказывал ли Афанасьев угрозу лично вам? В связи с насилием, уничтожением имущества?».
 
Лушова: «Угроз моей жизни не было... здоровью и имуществу не было».
 
Романовский: «Были ли со стороны Афанасьева угрозы жизни, здоровью, имуществу ваших родственников и близких людей?»
 
Лушова: «Не было».
 
Романовский: «Сколько раз приезжал к вам Афанасьев, прежде чем вы подписали лист поддержки Назарова?»
 
Лушова: «Я не считала, неоднократно... не помню я».
 
[14.57] Романовский: «Когда вы сказали Позднякову (руководитель крутинского отделения КПРФ), что подписали лист поддержки Назарова?"
 
Лушова: «Я точно число не помню... он не один там был, там еще присутствовали коммунисты, это было там, где проводим партийное собрание. На тот момент, когда я об этом сказала, был еще один коммунист».
 
Романовский: «Сколько времени прошло с того времени, как подписали лист поддержки Денисенко, как сказали партийному секретарю, что подписали лист поддержки Назарова?»
 
Лушова: «Я не могу точно сказать».
 
Романовский: «В каком месяце сказали?»
 
Лушова: «Не конец июля, точно... не помню я дату... не могу сказать».
 
Романовский: «Как прореагировали коммунисты?»
 
Лушова: «Отрицательно, Поздняков сказал, что поступок – недостойный коммуниста. Для меня этого было достаточно. Я была готова понести любое наказание».
 
Романовский: «Вам говорили о наказании?»
 
Лушова: «На этом собрании речи не было, а на другом я уже уехала».
 
Романовский: «Говорили об исключении из партии?»
 
Лушова: «Я получила смс, что я исключена из партии, не знаю, кто отправил».
 
 
[15.05] Романовский: «Когда вы узнали, что к вам кто-то должен приехать, чтобы забрать у вас заявление в избирком?»
 
Лушова: «Это было 29-го числа, на часы не смотрела, вторая половина дня. Мне сообщили об этом представители Олега Ивановича. Сообщил... я фамилию не помню...юрист...фамилию не помню..не известный до тех пор человек, лично не знакома».
 
Романовский: «Во сколько к вам приехал представитель Олега Ивановича?»
 
Лушова: «Утром, наверное, начало 8-го, не смотрела на часы. Приехал с водителем, водитель в дом не заходил. Их встречал Поздняков, сопроводил до меня, показал, где я живу. Поздняков заходил, но участия не принимал».
 
Романовский: «О чем был разговор?»
 
Лушова: «Мне объяснили ситуацию, я поняла, что моя вина в том, что я сдалала и должна исправить, я писала без принуждения».
 
Романовский: «Почему не написали заранее?»
 
Лушова: «Я ж об этой ситуации узнала 29-го».
 
Романовский: «О чем вы договаривались, когда к вам ехали?»
 
Лушова: «Мне объяснили ситуацию, и я сказала, что я готова исправить это. Сказали, что подъедет представитель и я напишу заявление. Я не знала, как правильно составить заявление... на имя кого, объяснили...а то, что я писала, я писала сама».
 
Романовский: «Что было в заявлении?»
 
Лушова: «То, о чем я говорила уже, про давление». 
 
[15.12] Романовский: «У вас брали объяснения в Крыму?»
 
Лушова: «Да, два раза, второй раз нужно было уточнить номер».
 
Романовский: «Сообщали ли вы работникам полиции сведения, соответствующие действительности, или те, которых не было?»
 
Лушова: «Я никогда не говорю того, что не было. И вам о том же говорю».
 
Романовский: «Эти объяснения, они отличались по содержанию друг от друга?»
 
Лушова: «Человек не может писать слово в слово, но суть везде одна и та же».
 
 
[15.14] Романовский ходатайствует об оглашении обоих заявлений на заседании. Степанов (находится рядом с Лушовой в Крыму): «Для чего нужно оглашать эти объяснения? Я против, вот человек стоит, у нее нужно спрашивать».
 
Романовский: «Находясь под подпиской о даче ложных показаний, она сказала, что говорит правду, поэтому возникли основания огласить их».
 
Судья: «Огласим материалы....оглашается заявлние от 30 июля Лушовой». Зачитывает.
 
[15.16] Романовский: «Вы вспомнили ваше заявление? Оно отличается тем, что там вы написали, что принуждение применительно к вам выражалось в неоднократных настойчивых просьбах. Там вы ни слова не сказали, что Афанасьев якобы угрожал вам финансовыми бедами для района. Как можете объяснить?»
 
Лушова: «Упустила, не написала сразу, потом я это все уточнила. Когда возникает вот такая ситуация, волнение было и осознание того, что я сдала... почему я не имею права что-то упустить?»
 
Романовский: «Вы сразу не вспомнили о тех обстоятельствах, которые не изложили в своем заявлении?»
 
Лушова: «Это было давление, эти финансовые угрозы были, тысячу раз скажу. Ну не написала в первом заявлении...»
 
Теперь оглашают объяснение за 1 августа.
 
[15.20] Романовский: «Вы точно указали, что 29 июля вам стало известно, что не можете отдавать подпись за двух кандидатов. Когда Афанасьев обратился с просьбой про подпись за Назарова – что не согласилась бы, если бы знала, что нельзя за двоих. Соответствует ли это вашим показаниям, что вы знали про двойные подписи?»
 
Лушова: «Я правду говорю сейчас. В течение времени все анализируешь, складывается в определенную цепочку, конечно, что-то я упустила».
 
Романовский: «Вы говорили, что не было никаких угроз, требований, уговоров, ограничений, говорили ли вы правду работнику полиции?»
 
Лушова: «Угроз не было, может быть, я не так воспринимаю... но жизни и здоровью угроз не было. А то, что разговор был, что без моей подписи... не будет финансирования, это было. Не хотелось мне Василия Петровича (Афанасьева) выставлять в таком свете. Были эти угрозы в отношении финансирования, других угроз не было. От этого зависело и население... и так живем кое-как, концы с концами сводим. Добровольно я никогда бы не отдала свою подпись за Назарова».
 
Романовский: «Когда вы давали объяснения и писали заявление, не хотели плохо говорить об Афанасьеве. Что повлияло на изменение объяснений? Почему сейчас говорите, что были угрозы? Почему при первом заявлении не хотели подставлять Афанасьева?»
 
Лушова: «Я поняла, что Афанасьев выполнял чьи-то указания, раньше такой мысли не возникало. Я знаю, что выполнял указания свыше, кто-то его принудил. И с поездкой моей тоже. Не может человек быть полномочен в этих делах».
 
Теперь оглашается объяснение от 2 августа.
 
 
[15.27] Романовский: «В этот раз вы уже ничего не утаивали?»
 
Лушова: «Нет, ничего, все соответствует действительности, и больше добавить нечего».
 
Романовский: «Между объяснениями прошел один день... что произошло, что вам следует изменить свои объяснения? Между 1 и 2 августа вы сказали, что не хотели подставлять Афанасьева, а потом поняли, что действует по чьей-то указке. Что же произошло?»
 
Лушова: «Я очень переживала за это за все, мысли приходили, факты возвращались, я находилась в стрессовой ситуации. И второго числа стресс не кончился».
 
Романовский: «Как работник полиции, который брал 2 августа, объяснил необходимость получения новых объяснений? Уточнял ли он необходимость?»
 
Лушова: «Надо было уточнить кое-какие моменты,  сказал работник полиции, что нужно уточнить, не помню я».
 
Романовский: «Связано ли это с теми моментами, что показания изменились?»
 
Лушова: «Вполне возможно, что я  могла что-то уточнить».
 
[15.32] Романовский: «Каким образом вы вспомнили тогда обстоятельства, о которых забыли накануне?»
 
Степанов (адвокат, который находится с Лушовой в Крыму): «Для чего мы сейчас пытаем пожилого человека? Мне же откачивать ее потом». Лушова не смогла ответить на этот вопрос.
 
Романовский: «Угрозы, которые вам высказывались, были связаны только с финансированием района?»
 
Степанов: «Я категорически возражаю! Четвертый раз один и тот же вопрос! Это пожилой человек, который плохо себя чувствует».
 
Романовский: «Поясните, что означают ваши слова в последнем объяснении, что Афанасьев в ультимативной форме предложил выехать в Крым? В чем ультиматум? Поскольку ультиматум всегда связан с наступлением неблагоприятных последствий».
 
Степанов: «Я вижу, Нина Ильинична сейчас потеряет сознание, врачи говорили, что нельзя ехать в суд».
 
Лушова: «Я уже не знаю, как можно на один вопрос отвечать несколько раз... еще раз говорю, что это связано только с финансированием, это очень серьезный вопрос».
 
Романовский: «Чем он угрожал, когда отправлял в Крым?»
 
Судья: «Когда вам говорили про Крым, о каких последствиях вам говорили, что если вы не поедете в Крым?»
 
Лушова: «Просто настойчиво говорили, что надо поехать. Последствий никто не обещал никаких».
 
[15.38] Романовский: «Давно ли вы депутат?»
 
Лушова: «Два последних созыва».
 
Романовский: «Какими вопросами вы занимаетесь?»
 
Лушова: «Член бюджетной комиссии».
 
Романовский: «Знаете ли вы, как формируется бюджет?»
 
Лушова: «Как идет финансирование из области, я не знаю».
 
Романовский: «Вы депутат, взрослый, ответственный человек, вы как себе представляли, что соберется собрание, что только 16 депутатов подписались, а Нина Ильинична не подписалась, давайте не будем давать им субсидии? В чем была угроза отказа финансирования?»
 
Лушова опустила руки, голову, говорит, что уже потеряла мысль. Видно, что ей тяжело даются ответы на вопросы. «Если бы все у нас делалось по букве закона, мы бы не жили так плохо. Поэтому с бюджетом случаются метаморфозы».
 
Романовский: «Кто именно может принять решение, которое ухудшит положение района? Как вы думаете? Вы воспринимали эту угрозу реально?»
 
Лушова: «У нас все возможно. Все можно сделать, обходя закон, нет ничего удивительного, могли и меня потом сделать козлом отпущения».
 
 
[15.43] Судья Ершова: «Вы ставили подпись за Денисенко позже, чем за Назарова. Почему не сказали об этом Позднякову (руководитель крутинского отделения КПРФ)?»
 
Лушова: «Было стыдно, и было такое состояние, вогнали в такое положение...»
 
Судья: «Это было в июне месяце...Почему не довели до членов своей партии?»
 
Лушова: «Состояние было, у меня больное сердце, все эти моменты выбивают из колеи...»
 
Судья: «Обращались ли в полицию о давлении?»
 
Лушова: «Нет».
 
Судья: «Не было такой мысли?»
 
Лушова: «Нет».
 
Суд заканчивает допрос свидетеля Лушовой. Технический перерыв 5 минут. Денисенко мерит шагами коридор суда.
 
[15.48] Сейчас начнутся прения сторон. Судья: «Какие есть ходатайства?»
 
Романовский: «Есть ходатайство, мы запросили в избиркоме копии заявлений Капли (глава Павлоградского района), которые аналогичны заявлениям Лушовой. С той лишь разницей, что Капля, указав про принуждение, не указал никаких способов. Просим приобщить к материалам дела. Есть вопросы к представителям заявителя.
 
Судья: «В деле есть эти документы».
 
Романовский: «Тогда вопрос к стороне завителя: если вы считаете, что были нарушены права Лушовой избирательные, написали заявление в суд с просьбой признать подпись недостоверной, почему в аналогичном заявлении вы не указали, что точно такое же нарушение было в отношении Капли?»
 
Олег Титов (адвокат Денисенко): «На этот вопрос я уже отвечал, напомню ответ. Ни Капля, ни другие депутаты, которые «задваивались», они для решения юридических последствий, существенных для Денисенко, не имеют. Именно подпись Лушовой несет в себе юридический элемент. Чтобы не поднимать волну цинизма, мы решили, что будем решать только по той подписи, которая имеет юридические причины».
 
Романовский: «Заявление мотивировано принуждением в отношении Лушовой. В отсутствии аналогичного заявления от Капли мотивировано получить дополнительную подпись за Денисенко?»
 
Титов: «Нет, нужно привести решение комиссии к закону».
 
Романовский: «Когда написано заявление Каплей и кто передал? Обстоятельства до смешного похожи».
 
Титов: «Учитывая, что не имеет к существу, но, удовлетворяя любопытство своего коллеги, отвечу. На заседании комиссии рабочей группы заявление Лушовой вручалось мной, по Капле – Колодежным. Колодежный – в штабе Денисенко».
 
[15.56] Романовский: «Есть другое ходатайство. Просим приобщить справку из «Единой России» о принадлежности к партии 15 депутатов, которые подписали листы поддержки за Денисенко. Приобщить к материалам газету «Омский вестник», где они значатся. Мы хотим показать, что 15 человек от «Единой России» подписались за коммуниста. Если бы не подписали, то не было бы необходимого количества подписей».
 
Колодежный (адвокат Денисенко): «Это произошло после того, как Назаров попросил подписывать за любого кандидата. Без подписных листов присоединять не разрешаю».
 
Судье передали «Омский вестник», в котором список».
 
Титов: «Оснований для приобщения не имеется. Не надо превращать в политический процесс. Это голосование никак не влияет на то, как подписывала Лушова».
 
Суд не приобщает.
 
 
[15.59] Председатель облизбиркома Алексей Нестеренко: «У меня ходатайство», – приобщает текст выступления в первый день. Приобщается к делу.
 
Началось оглашение материалов дела.
 
[16.12] Суд зачитал стенограмму Назарова, сторона заявителя говорит, что не совпадает вторая часть.
 
[16.15] Далее должно быть заключение прокурора, которое они будут готовить полчаса. Перерыв перед заключением прокурора – полчаса. В 16.45 продолжится судебное заседание.
 
 
[16.53] Заседание продолжается. Прокурор: «Изучив материалы, считаем, что жалоба не подлежит удовлетворению». Зачитывает историю дела. И методику сбора подписей, то, что Нестеренко на первом заседании рассказывал. Делает акцент на том, что засчитывается та подпись, которая была дана раньше. Лушова поставила за Денисенко 24 июня, а 20 июня – за Назарова. Капля в поддержку Денисенко – 25 июня, за Назарова – 20 июня. Раньше, чем за Денисенко. Избирательная комиссия обоснованно не засчитала Денисенко подписи Лушовой и Капли.
 
[16.59] Прокурор: «Запрещается принуждать депутатов и вознаграждать в любой форме. До 30 июля Лушова в органы полииции  и в избирком не обращалась, что в отношении нее совершалось принуждение. Не обращалась она и в местные отделения КПРФ».
 
[17.00] Прокурор: «Пояснения Лушовой – каких-либо угроз, жизни, имуществу никаких не было. Со стороны Афанасьева не было. Полагаю, что из представленных по делу доказательств следует: никаких фактов принуждения в отношении нее не оказывалось».
 
[17.01] Прокурор: «Не может расцениваться как данные о принуждении информация о финансировании района. Доводы заявителей, что подпись дана без порядка заверения, не могут быть приняты во внимание, достоверность была установлена, внесение пошлины – не юридически значимы. Стороной заявителя нет достаточного доказательства принуждения. Прошу суд отказать в  полном объеме».

[17.04] Олег Титов (адвокат Денисенко) просит время для детальной подготовки к прениям. Судья рассматривает дело по существу, переходит к прениям. 30 минут перерыв. Перерыв до 17.35.

[17.38] Титов: «Сегодня в этом процессе решается судьба не только незаконного решения избиркома, но и демократичных выборов в нашей области,  в нашем доме. Важно, чтобы были демократичными эти выборы, как это говорил Назаров. К сожалению, сказать об этом тяжело. Мы не согласны с позицией прокуратуры, когда считают, что доказательства более чем доказывают правомерность нашей позиции. Убеждены, что решение избирательной комиссии незаконно и не должно иметь места».
 
[17.40] Адвокат зачитывает историю того, как Денисенко отказали в регистрации. Также говорит о том, что подпись Лушовой нельзя назвать недостоверной.
 
[17.45] Титов: «Я сомневаюсь что решение о принуждении должно иметь уголовную окраску, решение может вынести суд в этом составе. Лушова несколько раз повторяла, не сбилась ни разу, сказала, что на нее давили – она не могла отказать в проставлении подписи, потому что боялась за жителей. Все мы прекрасно знаем, как живет село: лишняя копейка на вес золота. Кто даст гарантию, что она сможет по улице гулять? Деревня, все друг друга знают, все общаются. Неужели это нельзя назвать принуждением? Это психологическое принуждение». 
 
[17.48] «Что нужно, чтобы поверили? Чтобы забежала вся в крови, чтобы ей поверили? Любому чиновнику легко прикрыться судебной бумажкой. Комиссия имела возможность принять решение о принуждении. У комиссии есть такое право – рассматривать заявление, но не реагировать на него – это правовой нигилизм».
 
[17.51] «Что касается самой Лушовой – очень тяжело судить человека, тем более достойного. Очень легко сослаться на решение правоохранительных органов. Пока это все случится, у нас 13 сентября год как пройдет».
 
[17.57] «Не хочется вдаваться в политику, выступить вне зависимости от партии. Хочется напомнить о такой норме – по Конституции мы должны жить, ссылка на Конституцию очень редко бывает. Уровень проблемы сегодняшней очень высок. Мы будем жить в демократичной Омской области или мы поймем, что есть закон, который может вышибить любого кандидата, который имеет большинство. Будем жить по понятиям или по Конституции?»
 
[17.59] Титов углубился в изучение конституционных прав при проведении выборов. «Произвольное исключение произошло из избирательного процесса, когда избирком переложил решение на суд. Произвольное снятие кандидата произошло, когда Лушова подписалась за Назарова, а потом за Денисенко. Начиная с подписи за Назарова и произошел этот факт, который выдавил кандидата из предвыборной гонки, нечестно произошло».
 
[18.00] «Что, мы будем создавать при каждом депутате службу безопасности, службу контроля?»
 
 
[18.07] Еще один адвокат Денисенко, Дмитрий Колодежный, делает упор на то, что подпись Лушовой в поддержку Назарова была неправильно заверена нотариусом. Сначала была поставлена подпись, и лишь затем оплачена пошлина. Так не должно быть.
 
[18.09] «Кем была оплачена подпись через полтора часа? Лушова все это время была в Усть-Кутурме (населенный пункт в Крутинском районе). Можно сделать вывод, что отсутствовало право начинать нотариальные действия».

[18.13] «Учитывая, что подпись за Назарова не нотариально достоверна, значит, должна быть признана недостоверной, а за Денисенко – достоверной».

[18.15] Слово взял Денисенко. «Я, как законодатель, прокомментирую норму муниципального фильтра. Это касалось оказания доверия кандидату, но это не форма политической борьбы. Когда говорим, что депутат два срока работает в регионе и не получает доверия, а получают неизвестные люди, то это вносит фарс».

[18.17] «Мы сделали все возможное, чтобы данные были предоставлены, определили место пребывания Лушовой, мы приложили все усилия, чтобы объективность присутствовала. Хоть Назаров и объявляет, что выборы должны быть честными, отсутствие меня будет первой его победой. Прошу суд принять объективное решение».
 
[18.20] Выступает председатель облизбиркома Алексей Нестеренко. Еще раз разъясняет про подписи согласно закону.
 
[18.24] Про пошлину. «Суть нотариального заверения состоит в том, чтобы подтвердить в отсутствие лица совершение действия. Мы имеем в комиссии заявление Лушовой – какие могут быть сомнения, что она подписалась за Назарова?».
 
[18.26] «В части принуждения. Если весь пафос политический в том, чтобы убрать, сведения о принуждении поступили только от одного человека. Поздняков (председатель крутинского отделения КПРФ) не счел принуждение как нарушение прав Лушовой, а счел как угрозу регистрации кандидата. Уровень угрозы не был столь существенным, что нужно толковать об уголовном составе».
 
«Хотелось бы поддержать коллегу Титова, что легкое толкование такого понятия, как принуждение, может нейтрализовать всю систему. Мы правильно сделали, что 30-го числа не взяли на себя ответственность и передали материалы в суд».
 
[18.29] Михаил Романовский (адвокат врио губернатора Назарова): «Поддерживаем все наши доводы, понимаем, что те доводы, которые хотели изложить, совпадают с изложенным. Присоединяемся к ним».
 
[18.31] «Ни насилия, ни угроз по делу не было установлено. То насилие, о котором Лушова вспомнила через 45 дней, это нисколько не нейтрализовало ее волю. Новые доводы не усиливают позицию заявителя».

[18.34] Опровергает все ранее озвученные доводы стороны заявителя. «Нигде не говорится, что оплата должна предшествовать акту. Подпись была заверена в небходимом порядке, аргументы, что подпись оплачена через час, представляются мне актом беспомощности».

[18.38] «Ни Петров, ни Оганян (работники администрации Крутинского района) не подтвердили, что было насилие, Афанасьев говорит, что угроз никаких не было. Вообще, о чем это дело? Об ответственности. Депутаты должны относиться к своим обязанностям ответственнее».
 
[18.40] «Воздействия не было, и ничего она не боялась, кроме исключения из партии. Членством она дорожит».
 
[18.43] «Правила установлены общие для всех. Все содержание этого дела можно выразить в двух словах – нужна подпись. Если бы это было не так, можно было бы призвать и Каплю».
 
[18.46] Все, судья удалилась в совещательную комнату для принятия решения.
 

[18.59] Оглашательная резолютивная часть.

[19.00] Суд решил заявление об оспаривании заявления Денисенко об отказе в регистрации оставить без удовлетворения. В течение пяти дней могут оспорить.

[19.02] Решение будет изготовлено в течение одного дня.

[19.03] На этом наша сегодняшная трансляция, длившаяся более 5 часов, завершена. Всем спасибо за внимание!

Фото: Татьяна Шакирова
# Омичи пожаловались на отсутствие трансляции в интернете с выборов губернатора # Сибирский стал пятым кандидатом в омские губернаторы # Ложкин стал официальным кандидатом в омские губернаторы от ЛДПР # Выборы губернатора Омской области назвали одними из самых интересных в стране# Гамбург объяснил, почему Денисенко проиграл выборы показать все
ПЕРЕЙТИ К КОММЕНТАРИЯМ
Комментарии
ВходРегистрация
Имя:    гость
Текст:
Введите число с картинки:
Отмена
Добавить комментарий


Поиск
на правах рекламы     рекламодателям

Региональное информационное агентство «Омск-информ» - региональный информационный интернет-портал. Омск и Омская область в режиме online - ежедневно все новости о жизни региона. Экономика, новости политики, бизнес, новости спорта, омский хоккей, новости культуры, происшествия в Омске, дайджест всех событий за неделю. Информация о вакансиях в Омске (трудоустройство), ВТТВ, Авангард, афиша культурных событий, новости партнеров. Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами региональным информационным агентством «Омск-информ», принадлежат ООО «Омские СМИ».

Вся информация, размещенная на сайте www.omskinform.ru охраняется в соответствии с законодательством РФ и не подлежит использованию в какой-либо форме, в том числе воспроизведению, распространению, переработке иначе как со ссылкой на сайт www.omskinform.ru. При цитировании материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» в интернет-источниках должна быть прямая гиперссылка - www.omskinform.ru. Представителем авторов публикаций является ООО «Омские СМИ». Использование материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» без соответствующих ссылок будет рассматриваться в соответствии с Законом о СМИ и действующим законодательством Российской Федерации.

Региональное информационное агентство «Омск-информ» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере  связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия ИА № ФС77-76034 от 24 июня 2019 года. 

На сайте предусмотрена обработка метаданных пользователей (файлов cookie, данных об IP-адресе). Используя www.omskinform.ru вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта. 

 Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру лицам младше 18 лет. Сайт не несет ответственности за содержание рекламных материалов.

 



Индекс цитирования



Система Orphus

наверх