на правах рекламы
11:23
+5 $ 75.75 +0.29
82.23 +0.22

Валерий КАПЛУНАТ: «Долговечность любого режима определяется его способностью решать стоящие перед обществом проблемы»

от 23.03.20 в 16:59 версия для печати
Валерий КАПЛУНАТ: «Долговечность любого режима определяется его способностью решать стоящие перед обществом проблемы»

Председатель совета директоров ООО «Омсктехуглерод» – о влиянии коронавируса на мировую экономику и новых вызовах, стоящих перед Россией.

– Валерий Николаевич, ваша компания активно работает на мировых рынках, которые сегодня сотрясает коронавирусный кризис. Уже ощутили на себе его влияние?

– Пока оно не очень заметно. Но мы же встроены в глобальные технологические цепочки и не живем в режиме изоляции. Смотрите, в Европе один за другим останавливаются автомобильные заводы. Причем не только по причине карантина, но и из-за нехватки комплектующих – рвутся цепочки поставок. Конечно, это отразится на шинных концернах, которые, в свою очередь, являются основными потребителями нашей продукции. В таких условиях неизбежно уменьшение объема заказов. По всем переделам. И вопрос лишь в том, насколько глубоким окажется спад и как долго он продлится. Но в любом случае понятно, что год будет тяжелым.

Высокий уровень неопределенности развития ситуации является дополнительным дестабилизирующим фактором. Пока очевидно лишь то, что пик пандемии далеко не пройден. И что никому не удастся возвести непреодолимые барьеры на пути ее распространения. В том числе и нам. Здесь как раз все предсказуемо, поскольку это чистая математика.

По какому-то причудливому совпадению обстоятельств коронавирус возник ровно сто лет спустя после эпидемии испанского гриппа, унесшей пятьдесят миллионов человеческих жизней. Кстати, от «испанки» умерла моя прабабушка. Алгоритм распространения эпидемии был примерно такой же, какой наблюдается сейчас. Правда, тогда почему-то погибали преимущественно молодые.

Конечно, сегодня другая медицина, возможности, другие условия жизни, однако эффективных средств борьбы с невидимым врагом по-прежнему нет. Правительства всех стран, по сути, решают одну задачу: не допустить массового заражения людей. Да, при вспышках чумы летальность достигала 98 процентов, а смертность от коронавируса составляет три процента, но проблема заключается в том, что системы здравоохранения просто не способны справиться с большим потоком одновременно поступающих тяжелых больных. Наглядный пример – Италия. Мы получаем оттуда информацию напрямую, и, честно говоря, выглядит она удручающе.

А теперь попробуйте наложить эту ситуацию на российские реалии. Если верить СМИ, в Москве на данный момент имеется пять тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких, и сейчас столичные власти закупают еще. А сколько таких аппаратов в Омске? Десяток? Несколько десятков? Причем в случаях, когда легкие заполнены жидкостью, даже ИВЛ не помогают. Нужны оксигенераторы, насыщающие кровь кислородом. Сколько их на миллионный город? Понятно, что в случае массового распространения инфекции в наших больницах все встанет колом. И не будут ли люди просто умирать, не дождавшись помощи?

– Достаточны ли, на ваш взгляд, меры, предпринимаемые федеральной и региональной властью, чтобы не допустить подобного варианта развития событий?

– В принципе, они вполне адекватны, а достаточны или нет, покажет только время. Да и далеко не все зависит от власти. Ведь ничего нового здесь придумать нельзя. Ограничение контактов, карантин, элементарная предосторожность, профилактика. В нашей компании, например, отменены зарубежные командировки, собрания, все поверхности в офисе каждый час обрабатываются дезинфицирующим раствором и т. д. И не только в нашей. Я вижу, что люди начинают понимать реальные масштабы угрозы.

Коронавирус сегодня, по сути, превратился в тест на уровень ответственности, дисциплины и способности граждан к самоограничению. Иногда результаты этого тестирования просто шокируют. К примеру, история с главным инфекционистом Ставропольского края вообще не укладывается в голове. Человек, с высоких трибун вещавший об опасности коронавируса, затем тишком отправляется в отпуск в Испанию, где зараза гуляет вовсю, и по возвращении сразу выходит на работу, никого не поставив в известность о своей поездке. Даже почувствовав недомогание, она продолжала общаться со студентами, преподавателями медакадемии, посещала учреждения здравоохранения, кабинеты краевого правительства. Больше недели, пока не загремела в больницу с коронавирусным диагнозом. А теперь представьте, сколько народу она могла заразить. В зоне риска оказались сразу тысячи людей. И попробуйте выявить эту цепочку. С такими «профессионалами» нам не нужны никакие враги отечества.

– Совершенно очевидно, что чем жестче меры по борьбе с пандемией, тем больший урон экономике они наносят. Не получится ли так, что их цена в итоге окажется непомерно высокой?

– Из двух зол всегда выбирают меньшее. Я не думаю, например, что итальянцам в ситуации, когда они уже не знают, куда трупы девать, закрытие предприятий и тотальный карантин представляется непомерно высокой ценой. Не считают таковой и значительное замедление экономики в Китае, который принял драконовские меры безопасности перед лицом коронавирусной угрозы. Ведь людей воскрешать пока никто не научился, а экономика неизбежно начнет восстанавливаться, как только будет пройден пик пандемии. Хотя не факт, что всем удастся выйти из этого кризиса без серьезных потерь. И в разных странах последствия будут разными.

– В России пока количество заболевших исчисляется сотнями, но экономику уже трясет. Плюс кризисные явления осложняются определенной политической турбулентностью, возникшей после принятия конституционных поправок…

– К сожалению, нам так и не удалось слезть с нефтяной иглы. А значит, экономическая, социальная и политическая стабильность в стране по-прежнему в значительной степени зависит от спроса и стоимости углеводородов на мировом рынке. Коронавирус лишь подчеркнул эту зависимость.

Да, в последние годы правительство сумело создать финансовые резервы, что действительно позволяет государству выполнять свои социальные обязательства. Но вопрос заключается в том, что сегодня никто не знает, как долго продлится кризис и на каком ценовом уровне уравновесятся спрос и предложение на нефтегазовом рынке. Ведь резервы можно проесть очень быстро, и что потом? Кто-нибудь возьмется утверждать, что население в очередной раз готово смириться с падением уровня жизни?

Что касается наложившейся на глобальный кризис политической составляющей, то мы видим, что дискуссии по поводу конституционных поправок разворачиваются главным образом вокруг одного пункта: «обнуления» сроков правления нынешнего президента. Но ведь и раньше никто не верил, что он уйдет. Все гадали лишь о том, как именно не уйдет. Теперь все понятно. Путин протестировал разные варианты и построил политическую конструкцию, позволяющую ему сохранять свободу действий. В ней, конечно же, есть свои плюсы и свои минусы.

– Не получится ли так, что в складывающейся ситуации минусов окажется больше?

– А кто может сегодня ответить на вопрос, какой режим эффективнее с точки зрения борьбы с тяжелыми кризисными явлениями? В Китае, например, нет демократии, а в Италии ее сколько хочешь. И что? Если же говорить о механизме сменяемости власти, то нормально он у нас никогда не работал, и это во все времена было ахиллесовой пятой российской политической системы.

Власть в нашей стране обычно менялась либо в результате большой смуты, либо путем дворцовых переворотов. Причем она никогда долго не сохранялась в руках слабых правителей. Например, Петра III задушили шарфом. Павел I был убит ударом табакерки в висок. Жертвой классического дворцового заговора стал Никита Хрущев. После того как оборвалась династия Рюриковичей, Россия до воцарения династии Романовых пережила страшное Смутное время.

В 1917 году прежняя власть в стране буквально растворилась, как сахар. Ленин просто подобрал то, что валялось на улице. Приблизительно то же самое произошло в 1991 году. Горбачев оказался слабым, нерешительным, неспособным к системным действиям политиком. В трудной ситуации он попросту растерялся и сложил руки, хотя ресурсы для борьбы у него были. Результат – шесть лет у власти и тридцать лет непрерывного оплевывания.

Безусловно, Путин учел его опыт. Наверняка он изучил и казахстанский способ транзита власти. Но Елбасы для нас – слишком экзотический вариант. К тому же мы видим, что там уже тоже начались атаки на наследие Назарбаева, и это чревато серьезной дестабилизацией обстановки в республике.

На постсоветском пространстве вообще никому не удалось создать безболезненный для общества механизм сменяемости власти. Потому что развитие демократии – очень сложный процесс. Демократию нельзя импортировать, хотя бы потому, что в западных странах она опирается на многовековой опыт партийного строительства, а у нас нет партий, способных бороться за власть.

– Но откуда они возьмутся? Ведь есть мнение, что в стране подавляется всякая несанкционированная сверху политическая активность? Навальный, например, давно пытается зарегистрировать свою партию, но неизменно получает отказ…

– А кто регистрировал ленинскую партию? Она вообще много лет существовала в подполье. То, что создал Навальный, можно назвать чем угодно – штабом, движением, оппозиционной структурой, но только не партией. Ибо партия – это, прежде всего, идеология, система взглядов, четкая программа действий. Создать такую политическую организацию Навальному не удалось. Он все свел к разоблачительным акциям, а его штаб, по сути, превратился в инструмент борьбы кремлевских башен между собой.

Так называемая несистемная оппозиция просто раскачивает лодку, причем не очень дружно, но никто не знает, что делать после того, как цель – уход Путина – будет достигнута. Об этом, кстати, прямо заявил Михаил Ходорковский, который недавно попытался презентовать некую рассчитанную на перспективу утопическую программу.

– Между прочим, одним из аргументов Конституционного суда в пользу «обнуления» президентских сроков было наличие в стране развитой системы парламентаризма…

– Видимо, это можно считать авансом, потому что на сегодняшний день парламентские партии, возглавляемые далеко не молодыми и, заметим, несменяемыми лидерами, ничего обществу предложить не могут. Судя по всему, разочаровался Путин и в «Единой России», которая оказалась ненадежной опорой для власти. Поэтому с предложением об «обнулении» сроков на трибуну вышел не партийный лидер Турчак, а Валентина Терешкова. Ход, наверное, весьма закономерный.

Путин вообще создал систему, внешне чем-то напоминающую брежневскую эпоху. Но это именно система, и в ее рамках можно нормально развиваться. Наша компания – наглядное тому подтверждение. Лично я, например, с тяжелым чувством вспоминаю времена Ельцина, когда местному барону губернатору подчинялись все силовики, которые могли по команде возбудить любое уголовное дело и уничтожить любой бизнес. Наш проект тогда постоянно находился на грани краха, и это чудо, что нам удалось выжить.

– Хотите сказать, что с тех пор что-то кардинально изменилось?

– Конечно. Сегодня совсем другая ситуация. Атаки на «Омсктехуглерод», конечно, не прекратились, но есть реальные механизмы защиты от них. Созданная Путиным система органически несовместима с этой самостийной автономией дагестанского толка. По крайней мере, мы видим, что администрация президента быстро и жестко реагирует на негативную информацию, поступающую с мест. И на ключевых постах в экономическом блоке правительства тоже сидят вполне адекватные и квалифицированные управленцы, которые не вставляют палки в колеса, а оказывают содействие развитию высокотехнологичного проекта.

Иными словами, государственная система пусть и не всегда эффективно, но функционирует. Добросовестный бизнес может к этой модели приспособиться. Она не создает непреодолимых препятствий для реализации долгосрочной стратегии компании. А вот в условиях веселой украинской демократии шансов бы у нас не было никаких. И я, честно скажу, больше всего опасаюсь именно такого сценария развития событий.

– Почему?

– На Украине, чтобы выжить, необходимо либо входить в какую-нибудь влиятельную группировку, либо самому становиться ее главарем. В группировке должен быть свой генерал, свои депутаты, чиновники, своя карманная армия. Разумеется, для содержания подобной «инфраструктуры» требуется мощнейший теневой оборот.

И это вовсе не абстрактные рассуждения. Скажем, я знаю, что директор завода технического углерода в Кременчуге отчисляет крыше порядка трети получаемых средств. Зато, когда предприятие подверглось рейдерской атаке, у проходной появились два бронетранспортера с пулеметами, и рейдеры моментально испарились.

Проблема лишь в том, что с такой теневой финансовой нагрузкой проект по определению не может быть конкурентоспособным на мировом рынке. Ведь у западных производителей нет этих затрат. Мало того, кременчугский завод и возмещения НДС не получает. Потому что для его получения нужно сначала предоплатой занести взятку. Наличными. Ставка – тридцать процентов от суммы, предъявленной к возмещению. Но у директора на подобное авансирование банально нет денег. Соответственно, нет и возврата НДС. А у нас этот механизм работает, как часы, без всяких взяток. Чиновники знают, начнешь вымогать – сразу загремишь в места не столь отдаленные.

Вот вам и вся разница. Зато со сменяемостью власти у соседей полный порядок. Регулярно меняются президенты, на место донецкой группировки приходит днепропетровская или киевская, но коррупции на Украине почему-то больше, чем в России.

– Тем не менее нельзя отрицать, что решение об «обнулении» президентских сроков вызвало далеко неоднозначную реакцию в обществе...

– Ну и что? Единомыслия в стране никто не вводил, все точки зрения имеют право на существование. Нынешний режим нельзя назвать ни диктаторским, ни тоталитарным – посмотрите хотя бы, что и как пишут о президенте некоторые СМИ, почитайте социальные сети. И никого за это не закатывают в асфальт. Но Путин не дает и не даст сломать созданную им систему власти. Потому что последствия могут быть очень тяжелыми. И не только лично для него.

Я, например, в отличие от профессиональных борцов с «кровавым режимом», не знаю, как сделать лучше, зато очень хорошо знаю, как может быть хуже. Нельзя же бесконечно наступать на одни и те же грабли.

К слову, давайте вспомним, что зачатки реальной демократии в Испании оставил после себя диктатор генерал Франко. В Чили – генерал Пиночет. Аналогичным образом развивалась ситуация в Южной Корее и много где еще. Даже свободолюбивая современная Греция вышла из диктатуры «черных полковников».

Вполне возможно, что эпоха Путина, которую когда-нибудь предстоит изучать новому поколению, будет представлена в школьных учебниках в качестве переходного периода от авторитарной модели к развитой демократии. По сути, она таковой и является. Для перехода общества из одного состояния в другое всегда требуется время.

Ну, а долговечность любого режима в любом случае определяется не желанием правителя сохранить власть, а его способностью системно решать стоящие перед страной и обществом проблемы. Причем в условиях разворачивающегося глобального кризиса их сложность многократно возросла. Собственно, это и есть реальный тест на дееспособность построенной Путиным властной конструкции. И до очередных президентских выборов, которые состоятся в 2024 году, мы точно получим его результаты.




Поиск
на правах рекламы     рекламодателям

Региональное информационное агентство «Омск-информ» - региональный информационный интернет-портал. Омск и Омская область в режиме online - ежедневно все новости о жизни региона. Экономика, новости политики, бизнес, новости спорта, омский хоккей, новости культуры, происшествия в Омске, дайджест всех событий за неделю. Информация о вакансиях в Омске (трудоустройство), ВТТВ, Авангард, афиша культурных событий, новости партнеров. Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами региональным информационным агентством «Омск-информ», принадлежат ООО «Омские СМИ».

Вся информация, размещенная на сайте www.omskinform.ru охраняется в соответствии с законодательством РФ и не подлежит использованию в какой-либо форме, в том числе воспроизведению, распространению, переработке иначе как со ссылкой на сайт www.omskinform.ru. При цитировании материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» в интернет-источниках должна быть прямая гиперссылка - www.omskinform.ru. Представителем авторов публикаций является ООО «Омские СМИ». Использование материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» без соответствующих ссылок будет рассматриваться в соответствии с Законом о СМИ и действующим законодательством Российской Федерации.

Региональное информационное агентство «Омск-информ» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере  связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия ИА № ФС77-76034 от 24 июня 2019 года. 

На сайте предусмотрена обработка метаданных пользователей (файлов cookie, данных об IP-адресе). Используя www.omskinform.ru вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта. 

 Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру лицам младше 18 лет. Сайт не несет ответственности за содержание рекламных материалов.

 



Индекс цитирования



Система Orphus

наверх