на правах рекламы
03:07
-10 $ 66.70
75.25

Валерий КАПЛУНАТ: «Венесуэлу сегодня вполне можно назвать страной победивших силовиков»

от 05.02.19 в 12:42 версия для печати
Валерий КАПЛУНАТ: «Венесуэлу сегодня вполне можно назвать страной победивших силовиков»

События в Венесуэле занимают сегодня заметное место в международной повестке, однако рассматриваются они в основном с точки зрения геополитических интересов других государств. Между тем богатую пищу для размышлений дают и сами процессы, протекающие в этой стране, из которых можно извлечь немало полезных уроков.

Давайте вспомним, ведь всего лишь два с небольшим десятка лет назад Венесуэла была одной из самых благополучных стран Латинской Америки. Что неудивительно, если учесть, какими ресурсами она располагает. Страна занимает первое место в мире по объему разведанных запасов нефти. На ее территории сосредоточены крупные месторождения железной руды, никеля, бокситов, огромные гидроэнергетические ресурсы.

Со второй половины прошлого столетия в Венесуэле бурно развивалась тяжелая промышленность. Была создана мощная сталеплавильная индустрия, алюминиевая отрасль, нефтехимия, высокими темпами наращивалось производство азотных удобрений. Плюс прекрасные природные условия: климат, Карибское море, курорты, привлекающие массу туристов. Еще в нулевые годы Венесуэла по объему ВВП занимала 35-е место в мире, а валовой продукт на душу населения составлял 12,8 тысячи долларов. Показатель, достойный не только для Латинской Америки.

И вдруг все это благополучие куда-то рухнуло. Катастрофическая деградация экономики, тотальная нищета, голод, разрушение цивилизационных основ общества. Ситуация уже вполне сопоставима с Сомали или Зимбабве, где общественные отношения распались на атомы, а государство практически перестало существовать. Как могло произойти подобное «экономическое чудо» при наличии в стране богатейшего ресурсного потенциала? Вариант ответа есть только один: проблему нужно искать в головах.

Очевидно, что латиноамериканский менталитет всегда разительно отличался, к примеру, от менталитета жителей Северной Америки. В том числе на уровне религиозной основы, формирующей ценности общества. В южной части континента распространение получило католичество, в северной – протестантизм, предполагающий личную ответственность человека за свою судьбу. Человек напрямую общается с Богом, а церковь лишь помогает ему, но не является посредником.

Эта англосаксонская модель, безусловно, доказала свою эффективность. На ее базе были созданы политическая система и экономическая модель, ключевым звеном которой является конкуренция и свободные рынки. В результате США стали крупнейшим в мире производителем продуктов, определяющих научно-технический прогресс, передовым бастионом в области науки, техники, образования, военной силы и т. д.

Понятно, что сравнивать огромную державу с маленькой Венесуэлой не очень корректно, но давайте возьмем другую страну, которая к концу XIX века по своим масштабам, уровню развития, энерговооруженности, трудоемкости, технологическим достижениям реально конкурировала с США. Это Аргентина. И сюда, кстати, тоже текли мощные миграционные потоки. Понятно, что приезжали если не лучшие люди, то самые энергичные и жизнестойкие. Мало того, Южная Америка не участвовала ни в Первой, ни во Второй мировых войнах. Она не понесла многомиллионные человеческие потери, как Европа, здесь не стирались с лица земли целые города. А наличие колоссальных природных богатств создавало все предпосылки к успешному развитию. Но где сегодня Аргентина и где США?

Значит, дело не в масштабах государства, тем более что кризис в Венесуэле далеко не первый и вряд ли последний на южноамериканском континенте. Причем все они протекают по одному и тому же сценарию и объясняются общими, специфическими для этого континента причинами. Ведь даже бурные события XIX века в Южной Америке только внешне напоминают европейское революционное движение.

Да, революционных настроений здесь хватало с избытком, вспомним хотя бы фигуру Симона Боливара. Но если во Франции, Австрии, Венгрии, Германии и других странах эти движения не только сметали монархии, но и видоизменяли экономические уклады и политические системы, разрешая возникшие общественные противоречия, то в Латинской Америке латифундистское земледелие, составлявшее основу экономики, по сути, законсервировало общество. Непрерывная череда революционных мятежей, переворотов меняла не политическую систему, а лишь приводила к замене одного диктатора другим.

Собственно, до прихода Уго Чавеса в Венесуэле тоже была диктатура. Он-то как раз был избран президентом вполне законным демократическим путем, на волне левацких общественных настроений. Крайне левые, уравнительные идеи живут в любом обществе, но в Латинской Америке они являются определяющим фактором массового сознания. В свое время еще Че Гевара объехал на мотоцикле весь континент с целью изучения предпосылок революционной ситуации.

Именно на эти настроения опирался и Уго Чавес, объявивший о переходе страны к построению социализма XXI века. Он пообещал искоренить коррупцию, злоупотребления политических элит, победить бедность и создать демократическое общество социальной справедливости. В школьные программы тут же были включены «Коммунистический манифест» Маркса, труды Че Гевары и развивающие единственно верное учение монографии самого президента.

Разумеется, теория стала немедленно воплощаться в практику. С целью привлечения широких масс к управлению государством в беднейших городских кварталах были созданы так называемые боливарианские комитеты. Началось стремительное расширение государственного сектора. Национализации подверглась не только нефтяная отрасль, но и черная металлургия, цементная промышленность, мобильная связь. Причем было объявлено, что основной задачей компаний теперь является не повышение эффективности, а увеличение занятости.

Понятно, что эта стратегия очень быстро бумерангом ударила по самим ее инициаторам. Ведь правительство реально занималось лишь перераспределением нефтегазовых доходов в пользу расширения социальных программ. Оно не только ничего не делало для развития и диверсификации экономики, но и прекратило инвестировать средства в своего кормильца – нефтяную отрасль. Между тем государственному нефтяному гиганту PDVSA для сохранения уровня добычи требовалось вкладываться в производство не менее трех миллиардов долларов в год. Альтернатива – ежегодное снижение добычи на четверть, истощение месторождений, рост издержек, снижение рентабельности и, следовательно, доходов бюджета.

Собственно, именно это и произошло. А социальные расходы государства тем временем продолжали расти – теперь уже обязательства выполнялись с помощью печатного станка. Понятно, что начала раскручиваться инфляция, которая, как известно, сильнее всего бьет по беднейшим слоям населения. В целях борьбы с инфляцией и бедностью правительство Чавеса установило централизованные фиксированные цены на 400 видов товаров, включая продукты питания. Разумеется, сразу возник дефицит, а цены на черном рынке, которые не видит государственная статистика, взлетели вверх. Но уже в 2013 году даже официальная инфляция составила 56,3 процента.

Уго Чавес не успел в полной мере увидеть плоды своей политики, но его дело довел до логического конца Николас Мадуро, который продолжил строительство социализма XXI века. Получив от парламента чрезвычайные полномочия, новый президент первым делом ввел тридцатипроцентный потолок на прибыль частных предприятий. После чего дефицит приобрел тотальный характер – исчезло все, вплоть до туалетной бумаги.

Виновными, конечно же, назвали спекулянтов и саботажников, которым немедленно объявили войну. К примеру, были арестованы владельцы и сотрудники крупной торговой сети DAKA, занимающейся реализацией электробытовых товаров. Все товары конфисковали и распродали за 10 процентов от их обычной стоимости, причем распродажи переросли в грабежи – полиция не смогла их пресечь.

В 2016 году Николасу Мадуре стали поступать письма, в которых трудящиеся жаловались на дефицит елочных игрушек – нечем наряжать елки. Президент дал команду разобраться, и ему доложили, что на складах у предпринимателей обнаружены четыре миллиона игрушек. Все их изъяли и раздали гражданам. На следующий год в страну не завезли и не произвели на месте ни одной игрушки.

Да что там игрушки, если невозможно стало купить еду. После падения цен на нефть доходы страны упали на треть, и для покрытия дефицита бюджета пришлось резко увеличить эмиссию. В результате в 2015 году инфляция составила 200 процентов, в 2016-м – 550 процентов, в 2018-м – миллион (!) процентов. Деньги превратились в мусор.

Легко заметить, что все обещания строителей общества социальной справедливости выполняются с точностью до наоборот. Хотели победить бедность, а ввергли страну в отчаянную нищету. Обещали искоренить коррупцию, но ее разгул многократно усилился. Повели наступление на преступность, но она приобрела чудовищные размеры, причем 90 процентов убийств не раскрывается. В конце концов, власти нашли способ «борьбы» с тяжкими преступлениями – прекратили публиковать статистику по убийствам.

И это абсолютно закономерный результат попыток реализовать на практике гуманистические идеи утопического социализма образца XVI века, которые сформулировал в своем «Городе Солнца» итальянский философ Томмазо Кампанелла и которые потом развили другие великие утописты. Практическое воплощение утопий всегда кончается плохо, и каждая такая попытка может служить наглядным подтверждением старой истины о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад.

Увы, несознательные граждане не хотят жить в «обществе социальной справедливости» – из Венесуэлы сбежало десять процентов ее жителей. Цифра огромная. Этот миграционный кризис считается самым крупным за всю историю Южной Америки. Причем нужно понимать, что в первую очередь страну покидает самая активная, образованная и квалифицированная часть населения, в том числе специалисты, работавшие в нефтяном секторе. На место профессиональных управленцев в нефтяных и других компаниях пришли генералы. Естественно, добыча углеводородов резко пошла вниз – с 2013 года она уменьшилась наполовину.

Венесуэлу сегодня вполне можно назвать страной победивших силовиков. И если полковник Уго Чавес сам был харизматичным лидером, то бывший водитель автобуса Николас Мадуро, похоже, является лишь политическим прикрытием для людей в погонах, взявших в свои руки непосредственное управление государственными активами. Понятно, что управляют они ими жесткими насильственными методами, зачастую с помощью солдат или так называемых коллективос, то есть откровенных маргиналов, готовых за пачку сигарет на что угодно. Здесь даже репрессий со стороны государства не требуется.

К слову, сценарий, аналогичный сценарию построения боливарианского социализма, полвека назад был реализован в Чили. Уго Чавес, по сути, калька Сальвадора Альенде, который тоже был левым социалистом и тоже первым делом ввел в школьные программы преподавание учения Маркса.

Правительство Альенде сначала резко повысило налоги на корпорации, а потом приступило к массовой национализации предприятий и банков. Западный капитал изгоняется из страны. Одновременно принимаются масштабные социальные программы, открывающие трудящимся доступ к бесплатным благам. С целью снижения розничных цен дотируются продукты питания. Неотъемлемая составляющая такого рода заботы о трудящихся – исчезновение товаров из продажи и бешеный рост цен на черном рынке.

Через 2 года после прихода Альенде к власти инфляция составила 190 процентов. В общей сложности правительству социалистов понадобилось менее трех лет, чтобы полностью разрушить экономику. В стране начались гигантские забастовки, волнения, беспорядки. И тогда армия во главе с назначенным самим президентом главнокомандующим Августом Пиночетом совершила переворот. С немалыми жертвами, последующими репрессиями, ограничением гражданских и политических прав.

Вот только Пиночет, придя к власти, избежал самой большой ошибки: он не передал непосредственное управление экономикой в руки военных, а делегировал это право специалистам в области экономики. По поводу реформ, проведенных чикагскими мальчиками и получивших название шоковой терапии, до сих идут ожесточенные споры. Безусловно, общество заплатило за них очень высокую цену. На протяжении целого ряда лет в стране падала реальная зарплата, закрывались неконкурентоспособные национальные предприятия, росла безработица, угрожающих размеров достиг внешний долг, обострилась проблема социального неравенства.

Но в том-то и дело, что социальные проблемы в принципе невозможно решить, если нет нормальных экономических отношений. При всех допущенных ошибках и издержках реформаторы сделали главное: поставили экономику с головы на ноги. И сегодня по интегральному показателю конкурентоспособности она занимает первое место среди стран Латинской Америки. ВВП на душу населения – 14,9 тысячи долларов. Согласно международным индексам, в Чили один из самых низких уровней коррупции (20-е место в мире). Конечно же, это не значит, что там нет острых проблем – это значит лишь то, что в стране созданы условия для нормального развития.

Под словом «демократия» часто подразумевается наличие выборных процедур. В действительности демократические процессы ими не только не исчерпываются, но даже не определяются. Сущность демократии заключается в конкуренции. Конкуренции людей, идей, партий, мировоззрений, конкуренции технологий, компаний и отраслей, конкуренции образовательных концепций, стратегий развития общества. Именно этим обуславливается прогресс.

Кстати, левацкие идеи популярны далеко не только в Латинской Америке. Левых политиков хватает и в США, и в Англии, и в других развитых странах. Например, Барак Обама – типичный политик левого толка. Его медицинская программа, получившая название оbamacare, есть не что иное, как одна из форм перераспределения доходов. «Выравнивание неравенства в области здоровья» привело к тому, что пострадал средний класс – работающие американцы, не имеющие права на субсидии. Их расходы на медицинскую страховку резко выросли.

Левые всегда и везде предлагают одинаковые рецепты: увеличение налогов на имущих, корпоративный сектор и реализация разного рода программ социальной поддержки, которые превращаются в доминирующий фактор управления государством. В определенной степени меры социальной поддержки, конечно, полезны для общества, поскольку они позволяют сгладить общественные противоречия, но здесь нельзя не учитывать и серьезные риски. Стоит перегнуть палку, и вы получите уравниловку, подавление инициативы и в конечном счете ту же социальную несправедливость, только уже в другой форме.

Что происходит в этом случае в демократических странах? Капитал начинает голосовать ногами, падает производство, снижается налоговая база. В результате возникают проблемы с реализацией обещанных политиками социальных программ. А если на внутренние проблемы накладывается еще и мировой кризис, недовольство становится массовым. И тогда к власти приходят правые консерваторы, например, Тэтчер, Рейган или Трамп, которые включают в экономике обратную фазу. То есть снижают налоги на частный капитал, ужесточают денежную политику, замораживают какие-то социальные программы. И экономика снова на марше.

Но через какое-то время выясняется, что далеко не все оказались в выигрыше, противоречия и недовольство вновь нарастают, и избиратели начинают вспоминать про левых с их греющими душу лозунгами. Получаются своего рода постоянные качели, которые как раз и приводит в движение сила конкуренции. Так вот в странах латиноамериканского континента эти качели часто зависают в одной точке на десятилетия. В результате ситуация доводится до катастрофы – сначала экономической, а затем и социальной, что, собственно, мы и видим в Венесуэле.

Конечно же, положение республики сильно усугубляется санкциями США, тем более что Штаты всегда были главным покупателем венесуэльской нефти и основным поставщиком оборудования и продуктов питания в эту страну. Но можно ли было ждать от американцев чего-то другого? Ведь они всегда крайне негативно относились к режимам, выражающим явное пренебрежение к частной собственности, и вели против них подрывную работу. Вспомним хотя бы Чили времен Сальвадора Альенде, где активность ЦРУ просто зашкаливала.

Давайте не забывать и о так называемой доктрине Монро, принятой еще в XIX веке, согласно которой Западное полушарие объявляется зоной исключительных интересов США. Понятно, что сегодня она декларируется не столь открыто и цинично, но по-прежнему является основой американской внешней политики.

Другой вопрос, что они не признают принципов этой доктрины для других, например для России, и активно вмешиваются во все дела на постсоветском пространстве. Хотя ситуация на той же Украине самым непосредственным образом касается жизненно важных интересов нашей страны. Отнюдь не Америки. Безусловно, это двойная мораль, весьма характерная для англосаксов.

Можно не сомневаться, что США приложат максимум усилий, чтобы организовать в Венесуэле переворот. Если не путем прямого вмешательства, то посредством широкого косвенного давления. Причем далеко не факт, что в случае успеха предприятия положение Венесуэлы станет легче. По крайней мере, примеров эффективного внешнего управления из-за океана пока не видно. В любом случае стране придется искать внутренние ресурсы для выхода из кризиса.

Так или иначе, нельзя не отметить, что правый поворот сегодня наметился не только в западном мире, но и в Южной Америке. Скажем, недавно в Бразилии был избран президентом Жаир Болсонару – реальный консерватор. Хотя можно было бы обойтись новоиспеченному президенту без нелепых признаний в любви к США и неприязни к России. Этой стране тоже пришлось пережить тяжелые времена. В начале 90-х она была на грани коллапса – инфляция составляла 5000 процентов. Перевод экономики на рыночные рельсы занял около десяти лет. Были приватизированы сталелитейные, энергетические, телекоммуникационные предприятия, продажа которых принесла в бюджет 90 миллиардов долларов. Ужесточилась кредитно-денежная политика. Правительство запустило программы, стимулирующие развитие частного бизнеса.

Любопытно, что госсектор при этом хотя и значительно сократился, но по-прежнему занимает значительную долю в структуре экономики. Но государство больше не занимается непосредственным управлением активами. Оно сосредоточило свои усилия на поддержании макроэкономического равновесия и стимулировании развития высокотехнологичных отраслей: самолетостроение, автомобилестроение, судостроение, станкостроение, химическая промышленность, электроника.

Была принята мощная программа поддержки экспортеров, способных поставлять на внешний рынок конкурентоспособную продукцию. Скажем, только в 2010 году Бразилия продала за рубежом 240 пассажирских самолетов.

Все это сугубо рыночные инструменты управления. По сути, вся реформа и заключалась в том, что государство сверху насаждало рыночные отношения. И сегодня Бразилия реально является локомотивом экономики континента. После США это самая крупная экономика Западного полушария. Девятая в мире.

Может, конечно, показаться, что события в далекой Южной Америке мало касаются нашей страны. Однако хотим мы того или нет, Россия тоже является участником глобальной конкуренции. И коллектив «Омсктехуглерода», например, хорошо знает цену этой конкурентной борьбы, жесткой и беспощадной. Она идет во всех сферах: научно-технической, экономической, организационной, психологической, политической. Ежедневно и ежечасно. В рамках этой борьбы растет и развивается коллектив предприятия. «Омсктехуглерод» добивается успехов именно потому, что мы вынуждены постоянно жить и развиваться в условиях конкуренции.

А что касается уроков, то их все-таки лучше извлекать из чужих ошибок. Пример Венесуэлы в данном отношении весьма показателен…

ПЕРЕЙТИ К КОММЕНТАРИЯМ
Комментарии
7
Давайте вспомним, ведь всего два с небольшим десятка лет назад Омск был одним из самых благополучных городов Российской Федерации...
Омич гость 05.02.2019 13:25 Ответить с цитатой Пожаловаться
5
Смотря как посмотреть. Если по развитию ВПК - возможно, если по жизненному уровню простых омичей - увы. Массовый дефицит продуктов и товаров как во всех городах, за исключение Москвы...
0
Смотря как посмотреть. Если по развитию ВПК - возможно, если по жизненному уровню простых омичей - увы. Массовый дефицит продуктов и товаров как во всех городах, за исключение Москвы... Ты что спятил? Был такой туристический маршрут- Свердловск(Е-бург)- Омск магазон Восход и сразу обратно без всяких культурных изысков. С Украины хохлы удивлялись количеством и ценой на свинину...
Омич гость 06.02.2019 01:37 Ответить с цитатой Пожаловаться
1
Ты что спятил? Был такой туристический маршрут- Свердловск(Е-бург)- Омск магазон Восход и сразу обратно без всяких культурных изысков. С Украины хохлы удивлялись количеством и ценой на свинину... Вы возможно не в курсе, что в Советском Союзе была плановая экономика и ценовая политика, цены на продукты питания, в том числе на рынках устанавливали в Москве для каждого региона и крупного города и здесь не зависело от местной власти. Вначале шли Москва и Ленинград, затем столицы союзных республик, в которых был больше выбор продуктов и цены ниже, после этого шли закрытые хорошо охраняемые городки с пропускной системой, а после разные города и посёлки. Что касается оборонки, она фактически на всех предприятиях СССР была, в независимости от министерств, везде что-то производили для обороны страны. Но надо знать, что в СССР были сельскохозяйственные регионы,и были где сельское хозяйство никогда не было основным, как например, Свердловская, Челябинская, Кемеровская, Новосибирская и другие области, поэтому в этих областях больше был дефицит продуктов питания и цены были установлены выше.
6
Очень занимательно. Ждем от автора новых статей по актуальным проблемам астрономии и гинекологии
1
Совсем придурошный коммент. А я с интересом прочитала. совсем иначе все новости буду воспринимать, что идут из этой страны.
ВходРегистрация
Имя:    гость
Текст:
Введите число с картинки:
Отмена
Добавить комментарий


Поиск
на правах рекламы     рекламодателям

Региональное информационное агентство «Омск-информ» - региональный информационный интернет-портал. Омск и Омская область в режиме online - ежедневно все новости о жизни региона. Экономика, новости политики, бизнес, новости спорта, омский хоккей, новости культуры, происшествия в Омске, дайджест всех событий за неделю. Информация о вакансиях в Омске (трудоустройство), ВТТВ, Авангард, афиша культурных событий, новости партнеров. Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами региональным информационным агентством «Омск-информ», принадлежат ООО «Омские СМИ».

Вся информация, размещенная на сайте www.omskinform.ru охраняется в соответствии с законодательством РФ и не подлежит использованию в какой-либо форме, в том числе воспроизведению, распространению, переработке иначе как со ссылкой на сайт www.omskinform.ru. При цитировании материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» в интернет-источниках должна быть прямая гиперссылка - www.omskinform.ru. Представителем авторов публикаций является ООО «Омские СМИ». Использование материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» без соответствующих ссылок будет рассматриваться в соответствии с Законом о СМИ и действующим законодательством Российской Федерации.

Региональное информационное агентство «Омск-информ» зарегистрировано Управлением Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Сибирскому Федеральному Округу 21 июня 2006 года.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации: ИА №ФС12-0883 

На сайте предусмотрена обработка метаданных пользователей (файлов cookie, данных об IP-адресе). Используя www.omskinform.ru вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта. 

 Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру лицам младше 18 лет. Сайт не несет ответственности за содержание рекламных материалов.

 



Индекс цитирования



Система Orphus

наверх